?

Log in

Журнал Дарьи Апахончич
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Daria Apakhonchich's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Wednesday, December 9th, 2015
6:06 pm
Продаётся женская душа
21 ноября в галерее Le Générateur {родина} проводила перформанс "SOS" ("Sell our souls"). Перформанс проходил в разных пространствах, о той части Лёни Цоя я уже писала, сегодня напишу о своей.
Когда мы придумывали перформанс и решили продавать души, я подумала о невозможности сделать это без размышления о том, как это связано с возможностью продать (и купить) тело.

Так, продажа души связалась с обычной для {родины} темой фертильности, жизни, обмена. Также в этом перформансе поднимался вопрос о связи творчества и власти (обладания), материального и нематериального (жертвования, дара, товара и субъектов обмена этими вещами). И, конечно, важен был и гендерный аспект продажи души-как-тела. Нужна ли женская душа, нужнее ли она, чем тело?

Во время перформанса я находилась рядом со cтолом, который был украшен объявлениями с надписью "душа". Всем желающим было предложено купить мою душу, заплатив за неё цену, которая показалась бы им справедливой; средства, вырученные от продажи, будут направлены в фонды помощи женщинам, оказавшимся в кризисной ситуации.

Душу я продавала с помощью флейты, к которой прикрепляла целлофановый пакет. Пакет наполнялся воздухом (духом - звуком), я завязывала его резинкой и отдавала покупателям.
Отдавая, я спрашивала покупателей, о том, что они собираются делать с моей душой, есть ли у них уже душа, устраивает ли их то, что эта душа - женская, и приходилось ли им ранее покупать какую-нибудь душу?

(Фотографии Наташи Целюбы)






Мне отвечали, что собираются подарить её на день рождения, говорили, что хотят её отпустить, говорили, что оставят её на всякий случай (например, продадут дьяволу).
Душу я продала всего  пять раз, выручила за это всё около десяти eвро, деньги от продажи сегодня перевела центру "Cестры".

В конце перформанса меня спросили, не навредит ли мне продажа души, я ответила, что не знаю, но на самом деле, я тогда и сейчас была  и остаюсь совершенно уверена, что мне от этого станет намного лучше. Я надеялась, что продажа души увеличит мой внутренний резерв. Пока не поняла, конечно, увеличился он или нет. А может быть, бездушные люди это понять и не могут.
Tuesday, December 8th, 2015
3:59 am
Pierre_feuille_ciseaux. Part II
Фестиваль "Камень-ножницы-бумага"

Вообще, конечно, в этой тройственности есть  что-то сказочное: три бывших советских республики, трио "камень-ножницы-бумага". Интересно, что метафора эта, с одной стороны, о соревновании, соперничестве, с другой, о совместности, взаимообусловленности, а с третьей (я всегда радуюсь, когда есть третья сторона) - об игре, детском. Я в камень-ножницы-бумагу тогда, когда я заранее доверяю своему сопернику, если он выиграет, мы сделаем так, как он хочет, и я не возражаю против этого. Это не принципиальный спор, а шутка, игра.

Фестиваль продолжался перформансом "Солдатики", который представил Владимир Топий.
Художник так же, как и в предыдущем использовал много предметов: это были пластинки, которые раскидывались в начале по полу, наряд (даже не знаю, как ещё назвать такой красный, с золотым шитьём и чем-то вроде галунов), верёвку и много-много игрушечный солдатиков, которые были аккуратно расставлены в ряд.

Здесь и далее фотографии Наташи Целюбы

Расставляя их от самой стены, художник лёг на пол, и сначала было вообще непонятно, что он  делает, расставлял он их довольно долго, а потом привязал к двери верёвку, примерился и, обвязав один конец вокруг шеи, а другой держа в руках, притянул себя к двери, сбив всех солдатиков.


Этот перформанс показывал границу между двумя мирами: внутренним миром персонажа-художника, этот мир можно назвать инфантильным, связанным с коллекционированием, попыткой измерить, структурировать, дойти до конечного понимания (или владения), и миром условно внешним, миром взрослых, пришедших на фестиваль со своими представлениями. Границей между этими мирами выступало тело художника, разделявшее их физически, а также точка зрения - изнутри процесса - смещавшая ориентиры, границы между взрослым и детским, серьёзным и смешным.

Перформанс Евгении Логиновой и Алексея Маркина "Семиотика чужого" был посвящён искусству.
На сцене очень советский ковёр и cтул. На женщине длинное чёрное платье, на мужчине золотой обтягивающий кoстюм, его лицо украшено блёстками и золотом. Звучит нойз, но он не вызывает ощущения дисгармонии, скорей выполняет функцию связывания сцены, обрамления её в отдельные эпизоды.

Артисты последовательно принимают определённые позы, в которых зритель узнаёт сюжеты классических и современных произведений искусства. Каждая живая картина застывает на некоторое время. Несколько раз художница подходит к микрофону и говорит. К сожалению, я не поняла, о чём, но мне показалось, о событиях, произошедших недавно в Париже (возможно, я ошибаюсь), интонации её были грустными, но голос её и поза показывали уверенность и спокойствие.

Некоторые картины были мне знакомы лучше, некоторые хуже, и я только могла догадываться, что же это за произведение, но в елом мне показалось, что такое метавысказывание и не предполагало какой-то ограниченный набор картин, скорей это выглядело как река времени, в которой сменялись эпохи, а искусство продолжало обращаться к человеческим отношениям, любви, власти.
Закончился перформанс тем, что после очередного эпизода художник утащил художницу за ногу со сцены.

Перформанс Петра Армяновского, который, как вы помните, начинал фестиваль, назывался Icebreaking Demineur.

Перформанс был посвящён войне на востоке Украины, в качестве формы художник выбрал игру "Сапёр": в зале был поставлен нoутбук с игрой, а зрители должны были нажимать на кнопки, пытаясь найти все места, где были спрятаны бомбы. Изображение же выводилось через проектор на стену.
Поле в игре "Сапёр" - 9 клеток, которым соответствовало девять вёдер, заполненных разными вещёствами/предметами и расставленных квадратом в зале. Рядом с вёдрами стоял голых художник.

Помимо игры "Сапёр", перформанс также обращался к популярному в прошлом году флешмобу "
Ice Bucket Challenge". После того, как какой-либо зритель кликал на любую из клеток, художник выливал/высыпал на себя содержимое из соответствующего ведра, а на стену транслировались соответствующие кадры (о войне, о людях, живущих там, о надеждах и бедах). Содержимое вёдер: вода, осенние листья, земля, яйца,  детские игрушки и т. д. были связаны с изображением на стене.

Мне показалось, что две игры, задействованные художником, хорошо показывают, как важна (к счастью, к сожалению) медийная составляющая войны. Всё это для неё и от неё. Война и вызов, война и игра, виртуальная и реальная война.

Этот перформанс завершал программу дня, после все ещё долго разговаривали, а назавтра снова продолжили этот разговор о войне. И так хорошо, что вообще этот разговор был возможен.

22 ноября была уличная беседа (прогулка, городская баллада), которую проводил Павел Митенко вместе с другими участниками, зрителями, художниками, кураторами, взяв с собой cтулья, перемещаясь по городу.

Задачей прогулки было обсуждение возможности диалога в новых условиях: условиях войны, террора, разобщённости. Что изменилось? Что нам теперь делать? На эти вопросы предлагалось ответить участникам беседы, а также обычным прохожим, для которых специально оставлялись свободные cтулья.

Фотография Лёни Цоя

И прохожие подходили, и присоединялись к беседе, и много говорили о страхе и горе,  безопасности и взаимовыручке.
Здесь я хочу поблагодарить всех за этот фестиваль: группу "Q rators": Анну, Наташу и Клэр, художников, зрителей, тех, кто помогал деньгами, советами, делами. Спасибо вам.
Sunday, December 6th, 2015
3:30 am
Pierre_feuille_ciseaux. Part I
Группа {родина} приняла участие в фестивале перформансов Pierre_feuille_ciseaux (Камень-ножницы-бумага), проходившем в Париже 13 - 22 ноября этого года. В этом фестивале принимали участие коллективы из стран бывшего СССР: из Беларуси, России и Украины. Организовывала фестиваль группа кураторов (возможно, здесь будет уместнее феминитив "кураторок") Q rators. Фестиваль проходил в двух пространствах: в галерее Le Générateur и The Window.  Также 22 числа проходил перформанс-беседа в пространствах города.


Основным днём фестиваля было 21 ноября. Весь вечер в галерее Le Générateur участники проводили свои перформансы. Конечно, я ожидала, что основными темами фестиваля станут война, травма (или переживание травмы), советское наследие и, возможно, искусство как таковое. Потому что пока, к сожалению, травматический опыт это то, что нас объединяет сильнее, чем всё остальное. И, к сожалению, опыт этот всё преумножается.

Пространство галереи - большой зал для представлений и вестибюль-бар (в котором специально для фестиваля был развёрнут настоящий запорожский ресторан: подавались синенькие, сало, солённые по-киевски огурцы и многое другое) для перерывов - было задействовано полностью.

Здесь и далее - фотографии Наташи Целюбы.

Начал программу фестиваля Леонид Цой, который, расположившись за отдельным cтолом, делал из хлеба и крови объект-душу и продавал её. Всё это он проделывал с замотанной головой (эластичный бинт закрывал полностью его лицо, так что он не мог ничего говорить, предложение к покупке души - со cкидкой в 50% -, написанное на бумаге - конечно, кровью -  лежало перед ним, также в объявлении было написано, что все вырученные деньги будут потрачены на благотворительность). К бинту, на место, где должны находиться глаза, художник приклеил монеты, что перекликалось с задачей перформанса - сбором денег, а также давало дополнительно новый - ироничный - ракурс для понимания перформанса.


Перформанс длился все пять часов фестиваля. Художник или лепил, красил свой объект, или ждал покупателей, но не снимал бинт и не менял позы до завершения вечера. Объект-душа не был продан и отправился на следующий фестиваль в Германию.

Этот перформанс был частью диптиха родины, второй частью было моё действие, о котором я расскажу в следующем посте.

Далее после Леонида был небольшой перформанс-эпиграф (как я для себя его охарактеризовала) Петра Армяновского из Украины. В вестибюле был поставлен небольшой cтол, на котором стояли рюмки с водкой и тарелка с овсяным печеньем. Петр сказал небольшое вступительное слово о дружбе и мире и предложил всем, кто хочет, выпить или попробовать печенье или обнять его. Зрители и участники охотно угощались и обнимались.


Мне показалось, что это было очень простой и хороший ход: начать с того, что нас объединяет, но, возможно, без этого  было и невозможно, поскольку после парижских терактов, после (и во время) войны в Украине, мы не можем теперь заниматься ничем другим, не возвращаясь к этому разговору. Это так нормально, и так необходимо, и так почему-то непривычно во могих публичных пространствах России.

Потом все зрители были приглашены в большой зал, где началась основная программа. Первым представлял свой перформанс "Цветы и книги" Владимир Топий - художник из Украины.
В этот же вечер Владимир показывал второй свой перформанс "Солдатики", перформансы объединяло использование предметов как метафоры личного, индивидуального, а также искренность художника.
В начале первого перформанса - "Цветы  и книги" - на сцене в ведре с водой стоят цветы, которые художник, встав на колени, начинает бережно обмывать, обливать водой из того же ведра, а затем, один за другим, так же бережно раскладывает на разложенную ткань. Все его движения неторопливы, видно, что цветы для него представляют особую ценность, после ткань вместе с цветами перекладывается на cтол. Художник несёт цветы, как ребёнка. Затем вокруг цветов на cтоле раскладываются книги, а цветы с помощью большого ножа измельчаются до небольших кусков, перерубаются стебли, листья, цветки.



Я описываю это так подробно, потому что в неторопливость перформанса создаёт ощущение сакрального действия, зритель понимает, что присутствует при каком-то акте мистическом (хотя и совсем без мистики). Возможно, это было немного похоже на приготовление жертвенных даров.
Затем художник разложил разрубленные цветы в книги, закрыл их и стал погружать по очереди в ведро, и поливать себя водой, стекающей из них. Закончив это, художник сказал: "Те, кто ушёл от нас, всегда рядом с нами".

Тогда, во время перформанса, я не могла не связать образы с образами из рассказа Л. Андреева "Красный смех": помните, главный герой мечтает заняться стихами, а свой сборник назвать "Цветы и песни". Тема смерти, разрушения и дара мной были услышаны именно как ответ на войну. Наверное, всё дело в актуальном времени, война смотрит отовсюду.

Вообще этот перформанс мне показался одним из самых сильных с программе фестиваля. Однако, когда я потом прочитала экспликацию, я поняла, что на самом деле всё было намного трагичнее.

После этого был мой перформанс, о котором я пока писать не буду, напишу потом.

Дальше я, как ни стараюсь, не могу вспомнить последовательности, в которой выступали следующие участники. Поэтому буду писать обо всех подряд.

Перформанс группы "Бергамот" (Беларусь) "Органическая жизнь"

Зрители сидят вокруг луча света, в котором находится пара: мужчина и женщина, одеты в безукоризненно чёрное. Мужчина стоит, поза его независима, смотрит немного в сторону, над зрителями, женщина в чёрном платье лежит у его ног, рядом с ней театральная сумочка-косметичка, она последовательно достаёт из сумочки косметику: тушь, помаду, пудру и т. д. и красится, глядя в отполированные туфли мужчины. Поза её практически не меняется, она лишь берёт новые тюбики - коробочки.

Закончив краситься, женщина встаёт и под ручку с мужчиной проходит внутри круга несколько раз. И они удаляются.



Этот перформанс был настолько законченным и цельным, что мне даже не хочется прибавлять к этому описанию какие-то свои соображения, не хочется портить его своими интерпретациями. Когда я была там и смотрела, я думала только: "И это всё сущая правда".

Перформанс группы "Йод" "Воздушные шары" был посвящён теме свободы и равенства, но мне также показалось, что он ещё и об искусстве как таковом.

Четыре участника перформанса двигались по свободным траекториям среди зрителей, надувая и отпуская воздушные шары, иногда они позволяли им лопнуть (я не поняла, как именно построен перформанс, возможно, у каждого участника был свой способ взаимодействия с шариками).
Их постоянное перемещение создавало ощущение какого-то хоровода, или полёта насекомых, делающих с виду непонятное, но очень важное дело. Но результат их важного дела почти равнялся начальной точке: сдутый шарик превращался в надутый и снова сдувался. Словно само перформативное  искусство, которое возможно только в момент представления, но не сохраняется, не имеет возможности сохранения в эквивалентной материальной форме.

Тогда мне показалось, что перформанс ещё и про самоиронию. Искусство всегда балансирует на грани между "несерьёзным" и "серьёзным", детским и взрослым, важным и неважным.

Потом (или до того) объединение "Красная шпана" показывало свой перформанс, который я бы назвала мифо-драматическим, "Мазепа - король пост(де)колониальных штудий".

Начинался он с показа кадров, снятых рядом с пустующим  павильоном Украины в ВДНХ. Кадры были длинными, но тем абсурднее выглядела картинка: неужели же до сих пор (и так долго) смешаны эти атавистические серпы, молоты, золотые фонтанные девушки, представления о дружбе советов и едином порыве рабских сердец? Неужели и правда в ВДНХ летом развеваются флаги Новороссии, и никто не них особо и не обращает внимания?



После этого художники представили эпизод из жизни Мазепы-будущего гетмана, эпизод, в котором его,  голого, провинившегося в соблазнении замужней женщины, привязали к лошади и отправили её вскачь. В сцене Мазепа страдал, был близок к смерти, но всё-таки выжил. Мне немного трудно было следить за действием, потому что я вдруг поняла, что отвыкла от стихотворной сценической речи.
Закончился перформанс неожиданным воплощением гетмана Мазепы, его (её) образ, ироничный и зажигательный, по непонятным причинам вдруг перекочевавший за океан, намекал, что многое нас ещё удивит. а у мифов своя жизнь и судьба.
Wednesday, December 2nd, 2015
10:56 pm
ПедАртУдар. Открытие
Фотографии с открытия выставки педагогических достижений ПедАртУдар.

Мы (группа {родина}) задумали выставку педагогического искусства уже давно. Так получилось, что все участники творческого объединения занимаются преподаванием разных дисциплин. Нас вдохновили на этот проект комиксы Андрея Павлова, филолога из города Кемерово. Андрей уже несколько лет рисует и выкладывает в сеть комиксы про училку-убийцу (этот персонаж, активно поддерживающий все бюрократические нововведения и осуждающий творческий, диалогический подход к преподаванию, является настоящей убийцей: убивает в детях желание читать ). Мы решили сделать выставку, на которой можно будет дать педагогу возможность высказаться, рассказать о своих проблемах, трудностях. Именно выставку, потому что в школе или в университете педагогу трудно быть искренним, у него слишком много ограничений, внутренней и внешней цензуры.


Максим Евстропов придумал название - ПедАртУдар, которое отражало концепцию выставки: "Искусство как радикальная практика, направленная на раскрепощение педагога". Мы написали текст-приглашение на выставку для учителей и художников, которые хотят высказаться на тему педагогики, и договорились о проведении ПедАртУдара с ДК Розы.

Я не ожидала, что мы получим столько заявок. Письма приходили от педагогов и художников из Петербурга, Москвы, Воронежа, Кемерово, Томска. Также к ПедАртУдару присоединились участники из Казахстана и Украины. Были групповые и индивидуальные проекты, живопись, графика, коллажи, объекты, было много специально к мероприятию подготовленных фильмов (их мы показывали во второй день культурной программы). Работы участников часто касались тем, которые в школе не принято обсуждать: темы религии, войны, коммерции, травмы, власти и их отношениях с образованием. Но были и работы, в которых была попытка представить альтернативные педагогические проекты. Например, Ирина Лавлинская, учитель словесности из Москвы, представила творческие работы своих учеников (нарисованные карты художественных миров, комиксы, иллюстрации к произведениям).

В день открытия {родина} провела перформанс в форме линейки, на которой учителя были зомби (выставка открылась 31 октября), Леонид Цой провёл мастер-класс под названием "Садись, два!", а потом раздал участникам картонные автоматы и отправил их "на каникулы".


Было смешно и немного страшно, но я ожидала именно такого эффекта от выставки, потому что школа (как и любое образовательное учреждение) сейчас сталкивается с теми же проблемами, что и всё наше общество. Задавая вопросы себе и другим (как удобные, так и неудобные), мы можем обмениваться знаниями, знакомиться с другими точками зрения, потому что хороший педагог - это не тот, который уверен в том, что всё знает. Хороший педагог - это педагог, способный к диалогу.

Здесь вы видите фотографии Елены Лукьяновой





Работа-мистификация, автор - Лора Павловна Двоегоркина, неожиданно пропавшая, проект представляет собой урок английского языка.



Фотография томского филолога и музыканта Саши Цайзера (в одном из томских универмагов в день учителя).


Классика концептуального искусства, "Алфавит" Анны Исидис и Ольги Курачёвой.


Два проекта: в центре - "Информация" Анны Терешкиной, вокруг коллажи, посвящённые связи войны и педагогики "молодец хорошо старайся" Максима Евстропова.
"Я хотел бы задаться вопросом о связи педагогики и войны. Казалось бы, образование могло бы стать мощным средством для того, чтобы покончить с войной (равно как с государством и капиталом), но вместо этого оно готовит нас к войне и встраивает в её порядок. А война, оказывающаяся сейчас в центре медийной повестки дня, всё чаще пытается выдать себя за что-то вроде конечной истины образования.
Да, это всё о войне. Нас приучают к её присутствию – по большей части, конечно, периферийному, но всегда готовому разразиться и здесь. Нас соблазняют войной, преподнося её чуть ли не в игровой форме. В войне вообще есть какая-то детскость. Не исключено, что войны ведутся сплошь изнасилованными и одураченными детьми. И солдатами, собирающими лайки под своими фотографиями с трупами, движет всё тот же инфантильный поиск поощрения".



Янина Черных. «Световое шитье» - инсталляция. Работа-осмысление педагогического опыта как травмы. "Идея этой работы пришла во время большого мастер-класса по лайт-граффити (съемки световых лучей на большой выдержке). Каждый день в течение двух недель я объясняла детям и взрослым что-такое выдержка и диафрагма, как правильно держать фонарь, чтобы фотоаппарат успел заснять луч света, как написать светом слово. И в какой-то момент лица людей стали сливаться, я потеряла ход времени - ведь каждый день несколько сот раз я повторяла одни и те же слова. И тогда я начала снимать портреты, чтобы придать бесконечным повторяющимся действиям какой-то смысл. У людей на фотографиях не видно лиц. Портреты напечатаны на ткани. Вышивкой, нитками я оплетаю метафорический кокон, создаю свой мир вокруг социума. Во время этого двух-недельного мастер-класса в бесконечных объяснениях мне важно было сохранить себя. Этой вышивкой я плету себе защиту, чтобы сохранить себя и свою энергию. В том событии, смысл которого потерян, вышивая, я нахожу новый смысл и проживаю событие заново. И в преподавании это очень важно - открывать для кого-то новый смысл, при этом сохраняя свой."



П. Н. - педагог, преподающий в психоневрологическом интернате. Проект "Сказ о моем первом педагогическом опыте".









Елена Панкратова. Проект представляет серию графических рисунков, последовательно иллюстрирующих пункты статьей Закона 273-ФЗ «Об образовании в РФ».
"В основе проекта – идея создания иллюстраций к материалу, принципиально не переводимому на язык визуальных образов. Рисунки к статьям Закона об образовании в РФ становятся субъективным потоком ассоциаций к отдельным словам и выражениям, которые в совокупности вводят меня в состояние тоски и отупения. Помещённый в контекст художественной интерпретации, закон теряет точность и однозначность, требуемые от него как от руководства к действию. То есть попытка иллюстрирования гос. документ демонстрирует его сложновоспринимаемость и отчуждённость от предметного мира.
При этом характер иллюстраций отсылает к разноплановой культурной информации и литературным контекстам. Обрывочные цитаты, изображения писателей, поэтов, их персонажей, мифологических существ, образы современной действительности, сочетаясь, образуют единую картину, вмещающую в себя трагизм и юмор образовательного процесса.
Проект может быть истолкован и как служащий повышению юридической грамотности населения, и как направленный на исследование путей рецепции текста в художественном сознании, и как способ построения диалога между различными языковыми системами".



Коллажи Натальи Романовой










Игорь Плотников "Подвижные игры"


Андрей Павлов "Училка-убийца"



Дарья Бралкова "Аполлон", работа посвящена академизму и способам его преодоления.




Сергей Лавлинский и товарищи, перформанс с текстами Льва Толстого ("Образование и воспитание"), Даниила Хармса ("Учитель и ученик"), и со своими текстами тоже ("Мозго(д/т)ёр", "РефНарОбр").
Wednesday, November 25th, 2015
9:23 pm
ПедАртУдар. Круглый стол.
Закрытие выставки "ПедАртУдар". Круглый стол. Принимают участие Дарья Апахончич, Елена Панкратова, Екатерина Шипкова и Марина Макашина (в какой-то момент к дискуссии подключается Мария Лукьянова).
Санкт-Петербург, 15 ноября, ДК Розы.

Дарья: Сегодня закончилась педагогическая выставка ПедАртУдар и я бы хотела задать вам несколько вопросов о том, что случилось.
Я напомню, выставка ПедАртУдар была задумана как некое приближение к фигуре учителя, педагога (кто он такой? чего он хочет? чем он отличается от не-педагога). И мне бы хотелось вас спросить, какие вопросы у вас были перед выставкой и какие у вас появились после ПедАртУдара?
Марина: Первый вопрос, который должен волновать каждого педагога - это "могу ли я учить?". Это важный вопрос, который нужно ставить перед собой, даже не будучи педагогом, а просто если хочется кого-то чему-то научит: "Могу ли я?" и "Что мне делать, чтобы я смог?"

Екатерина: Я шла на ПедАртУдар после совместной выставки с ребёнком, которому сейчас 5. И вообще заинтересовалась педагогикой именно потому, что воспитываю ребёнка и у нас бывают обсуждения этой темы (насколько мы можем друг друга понимать), и мы не довольны теми системами, которые есть. И я сейчас параллельно впервые работала как преподаватель, вела группу ИЗО и была очень рада, что есть педагогические сообщества, в которых можно услышат самые разные мнения.

Елена: Так получилось, что в педагогике я не первый год и занимаю часто административные должности: заместитель декана или начальник методотдела. Поэтому я знакома и с тем, что требуется государством (то есть стандарты), и с тем, как реализуется на практике. И пока вся эта линия проходит, она приобретает шизофренические черты во многом из-за тех педагогов, которые уже давным-давно работают, и из-за того, что люди, которы формируют какие-то стандарты и шаблоны, они тоже, видимо, не отличаются интеллектуальной развитостью. Одним словом,  всё это приобретает шизофренические черты. И мне кажется, эта выставка отразила это. Если мы посмотрим на то, что педагоги представляли, какие-то комиксы, выполненные в примитивистской манере, сам характер этой выставки показывает, как благие намерения обучить учеников становятся калейдоскопом непонятно чего.

Дарья: А чего вы ожидали увидеть на этой выставке? А чего не ожидали?

Марина:  Мне действительно понравились многие работы, так как они и суть передают, и форма их была очень интересна. Например, было много карикатурных работ (вот как "Училка-убийца"), в которых было видно, что даже учителям,  находящимся в системе, видна вся карикатурность ситуации. И ещё мне очень понравилась работа Тани Сушенковой с фотографиями детей, которые представляли мультипликационных героев, которых они не видели. Мне показалось, что, с одной стороны, идея очень проникновенная, а с другой стороны, что , может быть, и процесс обучения и вслепую где-то проходит. Мы путаемся сделать то, что не понимаем, не понимаем, как это выглядит. Переносное значение работы (может быть, Таня об этом и не задумывалась): дети пытались представить героев, а может быть, учителя пытались представить, как бы они научили?

Дарья: Да, это очень интересно, а что ещё было удивительно, что никак не ожидалось?

Марина: На самом деле, самое удивительное, что так много было хороших работ. Их было очень много, и даже был небольшой хаос, а каждая из  них могла бы выставляться отдельно. Они были неоднозначны, многослойны. Например, живописные работы Яны Сметаниной. Мне очень понравилось, что это именно живописная техника, я обращаю внимание на это. Для меня это важно, это как доказательство того, что живопись не умерла, концептуализировалась, может быть. Мне было приятно, что мои работы рядом.

Екатерина: Во-первых, мне было удивительно, когда был анонс в Фейсбуке и там на фотографии стояли дети с картинами Малевича и священник. Я посмотрела один раз, второй, десятый, а потом подумала: "Это что, фотомонтаж?" У меня ещё ребёнок не пошёл в школу, я пока ещё очень далека от процесса. Я думала, что это настоящий урок ИЗО.
все смеются

Дарья: Да, это монтаж. Максим Евстропов делал этот монтаж, изначально на фотографии у всех детей были иконы, они были заменены на супрематические картины.

Екатерина: Очень талантливая работа.

Дарья: Здесь, конечно, есть такой момент шока. Но шока не от того, вот так совмещены такие вещи, а от того, что мы живём в этом и не обращаем внимания, а стоит только чуть-чуть дистанцироваться и посмотреть, и думаешь: а откуда это у меня иконы в классе, как они появились, сколько они ещё будут находиться и когда уже кто-нибудь удивится, что они тут?

Екатерина: так как я не профессиональный педагог, а в выставке принимали участие профессиональные педагоги, меня удивило, что у них были, если можно так сказать, такие по-доброму злые высказывания. Это "Училка-убица" и вот это: "А ты взял чёрную ручку для заполнения бланков ЕГЭ?" И что учитель, который может учить моего ребёнка, видимо, способен к такой сублимации вот этих шизофренических, абсурдных моментов.

Дарья: Да, "Училка-убийца" - это то, из-за чего мы затеяли эту выставку. Это наш знакомый, Андрей Павлов, великолепный педагог из Сибири, он рисует эти комиксы уже давно. Мы вдохновлялись его комиксами и решили сделать выставку.

Елена: Согласна с предыдущими ораторами по поводу "Училки-убийцы" и "Романа о девочках". А ещё я хочу сказать по поводу вашего перформанса, группы родина. Он был действительно смешным и что мне больше всего понравилось, рассмешило, это то, что когда вы надевали эти челюсти, у вас манера говорить становилась, как у обычных учителей (Показывает, все смеются).

Дарья: Я в какой-то момент испытывала дискомфорт, а потом почувствовала себя уверенно с этими зубами. Но это всё Лёнина Сценография.

Елена: А всё-таки почему гуашь надо было? У Лёни она аж изо рта выливалась гуашь, но почему там не что-то съестное?

(все смеются)

Дарья: Я думаю, это что-то из серии настоящих и ненастоящих миров. До такой степени всё искусственно в этой ситуации, что невозможно делать вид, что это настоящее. Эта гуашь показывает искусственность, условность.
И мне тоже было неожиданно получить столько заявок и увидеть такое количество людей, педагогов, художников, у которых созрело желание какого-то действия. А ещё удивительно было то, как много граней открылось  в процессе. Сначала я думала, что большинство работ будет посвящено проблеме власти, иерархии, учителя как звена этой системы. Но я увидела здесь множество других тем. Например, тему травмы. У Янины Черных проект посвящён  опыту педагога, который травмирован этим бесконечным, монотонным и опасным делом. Удивительны были и позитивные проекты, такие в которых была попытка выстроить альтернативный образовательный проект. B у вас, кстати, Марина, и у вас, Катя, были такие проекты. У Ирины Андреевны Лавлинской (детские рисунки по литературным произведениям: карты, комиксы). Были и проекты "на грани": между сатирой, например, и каким-то позитивным проектом. Там где есть анализ, рефлексия, там уже не будет того, чего мы боимся.
А вот ещё такой вопрос: а чего вам не хватало? Начну, например, с себя, потому что, например, во второй день был показ исключительно интересных фильмов, и я пожалела, что не все участники могли их посмотреть и не было, например, круглого стола, на котором мы бы их обсудили. А чего вам не хватало?

Марина: Да, конечно, хотелось бы дискуссии, обсуждения с авторами проектов. Это больше организационный проект. А по поводу работ, мне, может быть, не хватало каких-то оптимистичных работ. С критикой всё понятно, понятно, что у нас всё сейчас очень плохо, но надо сейчас что-то предлагать.

Екатерина: И ещё ремарка по поводу школы как тюрьмы. У меня сейчас ситуация, сын ходит в детский сад и он не хочет ходить, ему там не очень нравится, не очень интересно. И я однажды ему сказала, что если он не будет слушаться, то у него будет тест и он пойдёт в садик. Он спросил: "Как? Как в тюрьму, это как наказание?"
Хотя у меня самой такой школьный опыт, я училась на Южном Урале, в школе экспериментальной модели по созданию школ ЮНЕСКО, правда там тоже учителя разделились на два лагеря: одни действительно пытались применять эти экспериментальные модели, а другие ничего не делали и просто находились в окостеневшем каком-то состоянии. И многие учителя-новаторы не выдерживали, потому что им не давали развиваться. Поэтому  мне кажется, что очень важно, чтобы была дискуссия, может быть, с заранее поставленным вопросом (например, что такое альтернативная педагогика?).

Дарья: Вот эта тема как раз поднималась у нас во второй день после просмотра фильма Марины Мараевой. Марина показывала фильм,  снятый её родителями ей на 26-тилетие, это был фильм-подарок, и вместе с тем он показывал особую педагогическую ситуация, в которой сама Марина находилась как объект. И мы не на шутку стали обсуждать, что же такое было в девяностые, всем было интересно.
Марина: Надо сделать такую традицию: каждое 5 октября устраивать выставку ко дню учителя. Потому что учитель должен быть художником, иначе никакое альтернативное образование работать не будет. Чтобы не долбать человека: "Где твоя чёрная ручка?", а чтобы обратить внимание на то, что интересно ребёнку.

Елена: Пока мы говорили, я подумала, что, возможно, не стоит переводить выставку во что-то серьёзное. Потому что всё не так запущено на местах, и есть хорошие педагоги, и много чего проводится на местах, и всё зависит в конце концов от личности конкретного педагога, и у всех у нас были хорошие учителя. Эта выставка  - хороший повод посмеяться. А в таком маленьком пространстве мы не сможем решить глобальные вопросы, не найдём выхода из ситуации.

Марина: Отчёты писать и оценки ставить мы точно не будем.

Дарья: У нас одна оценка - "Садись - два!".
Согласна, что ничего глобально мы не сможем решить, но ПедАртУдар может быть хорошей площадкой для обмена какими-то творческими вещами.

Марина: Да чтобы просто руки не опускались, часто же учитель чувствует себя одиноким среди учителей, которые сидят по 70 лет в школе и считают, что там всё правильно. А тут он попадает в среду, где видит, что здесь действительно что-то не то.

Дарья: Иногда социальная составляющая и педагогики, и творчества в школе нам не на руку. Потому что у нас есть учительская, в которую мы приходим с вопросом, а уходим ещё более нагруженные вопросами и непониманием. Потому что у  педагога, проработавшего в школе довольно долго, с одной стороны, есть опасность обрести такую чрезмерную уверенность в себе и своих знаниях, а с другой, потерять дар творчества, умения делать что-то другое, делать иначе. Поэтому мне, конечно, хотелось бы, чтобы наш проект обладал бы не только психотерапевтическим действием, но и помогал конкретно. Может быть, проводить круглые столы по предметам (если, конечно, будет такой запрос). Например, если бы таких проектов, как проект Ирины Лавлинской, было больше, можно было бы сделать круглый стол об альтернативном уроке литературы.

Екатерина: Круглый стол не как отчёт, а как социальный эксперимент. Каждый может высказаться не в режиме доклада, а просто как на дискуссии.

Дарья: А что бы вы вынесли на следующую выставку?

Марина: Эта выставка была от педагогов для педагогов, а, может быть, было бы интересно сделать что-нибудь для детей. Это трудно, потому что здесь появляется цензура, но всё равно педагогика - это для детей. Педагог должен преобразовывать свои мысли, чтобы их поняли дети, но при этом и разговаривать с ними, как со взрослыми.

Дарья: У нас был такой проект, я про мастер-класс по импровизации Дмитрия Шубина. Тоже такая альтернативная педагогика.
А чего не хватало? Может быть, тематически? Я вот (как куратор) тут сама скажу: у нас была тема власти, тема авторитета, тема войны, которая, конечно, тут не случайна (она была в картинах Игоря Плотникова, родина к ней всё время обращалась). Была тема влияния СМИ: Мозготёр тут появился Сергея Лавлинского, у Ани Терешкиной был проект "Информация",была тема академизма, тема закона - это, конечно, проект Лены, была тема общества: "Где я и где Путин?" - проект Андрея Демидова. Была тема гуру, она дважды возникла: в работах Нади Албул и в фильме Алины Абилкаламовой и Натальи Белецкой. А ещё у нас только один раз появилась тема любви (или секса) в фильме "Древнейшая профессия". Я думала, она появится много раз. Мне показалось недостаточно. Вот интересно, раз уж дали педагогам возможность высказаться без цензуры, почему об этом почти не сказали? Наверное, это действительно находится в зоне закрытого, тайного. Если про войну, про религию ещё можно пошутить, то про это  - нет. Только ещё у Натальи Романовой это встречалось в коллажах.
Но это же не всё, чего ещё можно было включить?

Елена: Родители, которые часто именно на учителей начинают гнать. И те же дети, травмирующие педагогов.

Дарья: Вот ещё тема коммерции у нас почти не поднималась, а ведь это очень актуально.

Марина: Просто все думают, что это нормально.

Мария Лукьянова: Тема подарков, бесконечных, педагогам, директору, как дары, как алтарь. А ещё тема ЛГБТ.

Дарья: Да, вот этой темы не было, хотя она поднималась в обсуждениях, но не была. А как с детьми
тогда? Не звать их?


Елена: Детям нужно рассказывать всё, считал князь Мышкин.

Мария: Круто было бы подростков привлечь, с 13 до 18 лет, вот этот период, это как раз критическое восприятие школы. только надо с ними заранее начать работать.

Дарья: Здесь очень тонкий момент: с одной стороны, изъяв ребёнка из процесса, мы сняли вопрос о необходимости цензурировать своё высказывание, а с другой, мы их тоже не услышали.

Мария: Можно устроить перформанс типа очной ставки.

Дарья: Спасибо, очень ценная тема.
И теперь блицопрос, что бы вы хотели ещё сказать? Пожелать участникам?

Елена: Хочу пожелать участникам лучше оформлять свои работы, относиться к этому ответственнее.

Екатерина: Я хочу пожелать ПедАртУдару работать с разными площадками, здесь, например, был такой момент, что работ было много, их приходилось разлеплять, чтобы облегчить зрителям восприятие. Было бы лучше уделять каждой работе больше места и времени.

Дарья: Ну, ДК переехало в процессе, если бы выставка была в прежнем месте, то она выглядела бы иначе, зато здесь уютно, душевно.
Я вот ещё хочу сказать, что мне понравился выход за пределы этого пространства, вот у вас, Марина, был в этом смысле очень интересный проект "Открытый урок МХК". Мне знакомые из Москвы сказали, что в нескольких местах видели ваши объявления в городе.

Марина: Да, так и было задумано, чтобы люди вспоминали художников, а если кто не знает, чтобы он мог посмотреть в интернете. Поэтому я хочу пожелать будущим участникам думать о будущем, которое уже совсем близко, искать методы альтернативной педагогики, но и не забывать о том, что человек учится всю жизнь. Есть ещё самообразование. Каждый сам себе выбирает дорогу, каждый сам себе педагог.

Дарья: Спасибо вам за ваши мнения, за ваши проекты.




 
Tuesday, October 27th, 2015
10:01 pm
Белые чтения 2015
Сегодня я хочу вам рассказать о конференции, в которой я приняла участие в предыдущие выходные. Это «Белые чтения», ежегодная осенняя конференция РГГУ. Я, к сожалению, была на ней только 2 дня из трёх (16 и 17 октября) и участвовала в работе двух секций: секции современной драматургии и секции «Визуальное в литературе», которая в этом году была посвящена творчеству Сигизмунда Кржижановского.

Первые «половины» двух дней были традиционно теоретическими (там зачитывались доклады), а вторые – практическими, хотя это моя формулировка даёт мало представления о том, что там было (работу секции второго дня можно считать и практикой интерпретации художественного текста, и практическим заданием по драматизации, и даже практической педагогикой).

И тут надо сказать, что конференция в РГГУ не похожа на конференции в других вузах. Её отличает то, что участники её - люди, которые находятся друг с другом в непрерывном научном диалоге. Кто эти участники? Студенты, преподаватели РГГУ и других университетов, учителя школ и (вот это меня всегда очень радует) не только. В авангарде процесса - участники семинара "Визуальное в литературе", который уже несколько лет проводится Сергеем Петровичем Лавлинским и Викторией Яковлевной Малкиной. Именно этот семинар - это место, где вырабатывается особый язык, на котором можно говорить о литературе так, договариваться, обсуждать уже найденные научные подходы, вырабатывать новые. Без этого общего языка (под которым я понимаю и метод) - трудно представить себе продуктивную работу.

В этом году на Белые чтения, к сожалению, не смогли приехать все участники из Самары и Кемерово, но это, конечно, не из-за науки. Но все доклады были прочитаны лично или с помощью "медиумов".

В первый день после перерыва на секцию современной драмы пришла Елена Исаева, драматург, занимающийся жанром "вербатим". Она рассказывала о том, как началась её драматургическая жизнь, как она работает над пьесами, какие законы существуют в мире вербатимов.

Мне очень понравилось то, как она легко рассказывала об очень трудных темах, о том, как её первый вербатим сам собой определил свою тему (это пьеса "Мой первый мужчина", она посвящена теме инцеста). Я слушала, и мне казалось, что ещё  немного и я смогу сформулировать что-то самое важно для себя (например, разницу между литературой и не-литературой, искусством и не-искусством).

Второй день был посвящён визуальным аспектам творчества Кржижановского, я делала доклад о Глядее, которую вы, конечно, помните по сборнику "Штемпель: Москва" ("У нас, как у нас. Не Геликоны и не Парнасы, а семью кочками из болот и грязей -- древнее московское семихолмье; вместо песен цикад -- укусы малярийных комаров; вместо девяти Аонид -- тринадцать сестер-трясовиц.
   Аониды учат мерно пульсирующему, в метр и ритм вдетому стиху; трясовицы знают, как пролихорадить и порвать строку, всегда у них трясущуюся, нервно роняющую буквы. Заклятия не берут трясовиц. Они живы. И близко: тут. Встречи с ними опасны. Но всего опаснее -- с Глядеей. Глядея умеет одно: глядеть и учит только одному: глядеть. У людей глазницы не пусты, но глаза в них то пусты, то полны, то видят, то не видят, то рвут лучи, то позволяют им срастаться снова; то опускают веки в сон, то раскрывают их в явь. У Глядеи голые глаза: век нет -- оторваны.")

А после докладов мы попробовали себя в роли режиссёров (или актёров?), разбившись на группы и поставив два небольших рассказа Кржижановского (это были рассказы "Состязание певцов" и "Утренняя прогулка леса"). Перед постановкой оба рассказа были прочитаны вслух (и это тоже был очень интересный опыт, послушать, как произносят, как проговаривают трудный кржижановский язык другие люди).

Группе, в которой я была, достался рассказ о музыкальном состязании чайников, собственно эти чайники и были  нас вместо актёров, а мы придумывали им способы звучать без звука. Это было смешно и странно, но точно могу сказать, что после всех этих игровых операций с текстами я очень много нового обнаружила для себя в уже известных рассказах.

Видео и рассказы есть в группе конференции.
https://vk.com/event103104728

А я хочу сказать большое спасибо Сергею Петровичу и Виктории Яковлевне, всем докладчикам и слушателям, спасибо за то, что они делают возможным научный диалог и создают научный язык, без которого этот диалог невозможен.
Tuesday, September 1st, 2015
11:07 am
С днём рождения, война
Перформанс "С днём рождения, война". 01. 09. 2014 г.

Сегодня я хочу написать о перформансе, прошедшем ровно год назад, к сожалению, он всё ещё актуален.

Он назывался "С днём рождения, война" и мы проводили его в центре Петербурга в жанре торжественной прогулки (с элементами кулинарта).

Мы это делали первого сентября, поскольку именно этот день считается началом второй мировой войны. Но наш перформанс, конечно, не подразумевал только эту войну.
 

В основе лежало сравнение человеческой жизни и смерти с капустой (нахождение в капусте - рождение, сама капуста - плод, организм; рубить головы, как капустные кочаны - это из Гегеля; и, конечно, Гумилёва нельзя не вспомнить с его "Заблудившимся трамваем":

"Вывеска... кровью налитые буквы
Гласят: "Зеленная",- знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мёртвые головы продают."

Мы купили на Сенном рынке кочаны и с помощью бумажных глаз, гуаши и ножа превратили их в головы, мы хотели сначала изобразить их отрубленными, но получилось страшно и без этого. Головы были погружены в украшенную лентами детскую коляску, и мы пошли с ней прогуливаться.

Мы шли по Невскому, к Дворцовой, потом на Васильевский остров, к Лёне Цою, потому что в этот день (1 сентября) мы также отмечали день рождения {родины}. Люди заглядывали к нам в коляску, некоторые шарахались, некоторые улыбались, некоторые снимали нас на телефоны.

С нами был Дима Пряхин, он осуществлял съёмку и смотрел на реакцию прохожих, а потом на всё рассказывал, потому что вокруг нас как-то само собой выстроилось поле тишины, люди молча смотрели, а уже потом, за нашими спинами как-то комментировали.




Для меня этот перформанс был о цене человеческой жизни, о сдвинутой оси отношения к войне, о нашем прошлом и настоящем.
Friday, August 21st, 2015
11:40 pm
Родина Амат зовёт
У нас уже давно накопилось какое-то очень большое количество нереализованных проектов (а также множество незадокументированных). Идея сделать фотосессию для египетской богини Амат - из их числа.

Всё началось с последнего нового года, когда Маша сказала, что ей на археологический кружок нужен костюм мифического существа. Мы перебрали всех женских персонажей и решили, что Амат (или Амамат) - самое то: таинственная, страшная, с головой крокодила - само воплощение наказания.

Маска была сделана, Маша сходила в ней на утренник (или вечерник), а  у нас дома поселилась Крокодила (именно она, а не он). И вот до самого лета мы думали, что хорошо было бы сделать что-то для богини Амат, хотя бы просто фото-перформанс, походить по городу, например, поиграть в слова "мать" - "Амат", хтонически-монструозная Амат прекрасно подходила для этой игры.

А летом в Петербурге оказалась Алина Абилкаламова, которая превратила наше вялое перебирание слов в танцевальный перформанс. Она написала текст танца (в этом танце каждое движение являлось смысловой единицей) и, в костюме богиги-пожирательницы, протанцевала его в городе (сначала на Дворцовой площади,



а потом у сфинксов на Университетской набережной).



Когда я смотрела, как Амат танцует (а воспринимать её человеком было очень трудно - настолько она была правдоподобна), я думала, что у {родины}, пожалуй, не было пока настолько эстетически законченных акций, мы обычно хороши в другом, но эстетика у нас явно футуристическая - нахрапистая. А эта акция была очень красива.

Пока видео нет, поэтому смотрите фотографии (это я снимала на среднеформатный Киев).
А Амат ждёт: и грозная, и прекрасная, и в сиянии славы, и в самом мраке тьмы Египетской, которая так вовек и не кончается.
Wednesday, August 12th, 2015
10:52 am
биеннале в "Пульпите"
Всех приветствую.
Сегодня я хочу написать о событии свершившемся. О биеннале современного искусства в галерее "Пульпит". Год назад в Питере проходила Манифеста, так вот выставка в Пульпите впечатлила меня куда больше.
Выставка называлась "Отвержение в квадрате". Экспонатами являлись отвергнутые, черновые, незаконченные - всякого вида невостребованные - рисунки воспитанников психоневрологического интерната ("отверженные работы отверженных людей" - цитирую сопроводительный текст). При каждой работе было место для высказывания зрителей (кусок белого скотча): слов, рисунков, знаков. Картины, набравшие максимальное количество знаков, должны были быть спасены (простите за пересказуемность).
"Отвержение" проходило в двух залах: "нурсултан назарбаев" и "новых старых". Я прикрепляю тут фотографии, которые я позаимствовала в группе резиденции "Пульпит"





Сами мы, мусоропоклоннеческое крыло {родины}, участвовали в биеннале и как галеристы (скупили там очень много отверженного искусства), и как мусоросектанты, проводили мастер-класс по сортировке мусора.
Тоже фотографии этого дела.


Ещё в "Пульпите" параллельно происходили, то есть пребывали и другие проекты. Я тут процитирую сопроводительный текст кураторов, потому что так хорошо я написать не смогу:
"в главной галерее "миша" мы видим что? мы видим квазидискурсивные практики музеологической институциональности, то есть как раз ту закрытую отвергающую институцию, которая диктует мифические критерии эстетической нормы.

в павильоне без названия анонимный куратор предлагает размышления на тему одного из возможных исходов из ситуации отвержения. в этом способе исхода он выявляет шесть вариаций, таким образом как бы говоря зрителю: смотри и в отвержении есть вариативность, выбор. и в смерти есть жизнь, которая, как известно, театр. уходя ты можешь оставить последнее сообщение посрадством узла в символическом.

в павильоне "глазунов мечтает о систо" проходит экспозиция "мастерская будущей наркоманки" - в тотальной инсталляции, названной с отсылкой в будущее мы видим своеобразную ностальгию по настоящему, автор_ка как бы прочит своей героине карьеру отверженной.


галерее молодого искусства "толчок вперёд" курожники и худаторы попытались проделать эмансипирующее усилие по снятию стигматизации с отверженных людей и мест. насколько им это удалось - судить вам, читатель, зритель, милый, долгожданный гость. скушай гвоздь."

Если вы не были в "Пульпите", то это, конечно, вы зря. Если были, то молодцы. Растите свой мусорный сад, думайте о мусоре, потому что в нём - сущность человека.
Будьте здоровы.
Monday, January 26th, 2015
9:31 pm
О блокадной подстанции (и Левиафане)
На Фонтанке есть супрематический домик, построенный в 1930 году по проекту архитектора Р. Н. Кохановой (предположительно). В этом здании до недавнего времени располагалась тяговая подстанция № 11, известная также как "Блокадная подстанция". Такое название она получила, потому что в апреле 1942 года (вместе с двумя другими подстанциями) обеспечила электроэнергией трамваи, которые были тогда в Ленинграде единственным видом транспорта. На здании установлена мемориальная доска, посвящённая подвигу трамвайщиков.
132519
Вот здесь можно всё подробно почитать: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%8F%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F_%E2%84%96_11_(%D0%A1%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%82-%D0%9F%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3)
Есть ещё группа в контакте: https://vk.com/siegesubstation

В декабре 2009 правительство Санкт-Петербурга решило подстанцию снести и построить на этом месте апарт-отель. Общими усилиями дом отстояли до настоящего момента. Но уже в марте дом могут снести. Поскольку будет год с того момента, как зданию был присвоен статус "вновь выявленного объекта культурного наследия". Если за год решения по нему не было принято, то его статуса он лишится.

Прошлой весной мы с детьми проводили детскую градозащитную акцию (http://novayagazeta.spb.ru/articles/8599/), в этом году будем делать ещё, и знаете, чем больше я читаю о Блокадной подстанции, хожу к ней,  тем больше узнаю в ситуации вокруг неё всю нашу типичную русскую жизнь.

Дело в том, что в этом году правительство города выделяет дикие миллионы на строительство какого-нибудь нового музея Блокады, хотя прямо здесь, в центре, есть историческое здание. Группа-застройщик не отказывается от своей идеи построить апарт-отель, хотя их, кажется, уже более чем достаточно в центре Петербурга. Застройщик говорит, что потратил уже 400 млн. рублей. А как и зачем он тратил эти деньги, если решения по подстанции не было?

Мне это кажется удивительно похожим на ситуацию в фильме "Левиафан" Звягинцева. Помните, вся эта заваруха вокруг снесённого дома была ради строительства нового храма, хотя в этом же посёлке стоит остов старой церкви (куда подростки ходят жечь костры и пить пиво). Зачем сносить хороший дом, строить на его месте новую церковь, когда можно (и нужно!) восстанавливать старые здания, потому что не будет у нас другого прошлого и нужно его беречь, потому что нехорошо это, когда в церкви пьют пиво, да и просто потому что.

И я вот всё думаю об этом нашем историческом прошлом, с которым многие не знают, что делать. Некоторые его игнорируют, некоторые пытаются монополизировать и извлечь выгоду, некоторые пытаются с ним бороться. Но жизнь показывает, что все эти стратеги  обречены на неудачу, прошлое так не побеждается. Дом можно снести, да. Но новая жизнь не начнётся без работы над старой.
Saturday, December 20th, 2014
7:15 pm
Букер 2014
В этом году мне довелось принять участие в работе жюри "Студенческого Букера" - премии, присуждаемой одновременно с "Русским Букером", то есть премии за лучший русский роман, вышедший в течение последнего года. Для участия в работе жури нужно было быть студентом (или аспирантом) и пройти конкурс эссе о современном романе (ну и быть моложе 30 лет, если что). Я решила поучаствовать, потому что не могу про себя сказать, что я хорошо разбираюсь в современном романе. Подумала: как раз и узнаю, какой он.

Самой сложной частью работы на первом этапе для меня был выбор романа для написания эссе. Всего в лонг-лист "Русского Букера" вошло 24 романа, а писать хотелось по действительно достойному произведению. Я выбрала роман "Возвращение в Египет" Владимира Шарова, потому что в нём было что-то удивляющее, какая-то особенная интонация, немного отстранённая, но очень правдивая. Ну и совершенно невозможный сюжет: этот роман о жизни Николая Васильевича Гоголя - полного тёзки писателя, живущего в XX веке.

Я написала эссе, отравила его, а уже потом, когда оно прошло конкурс и я попала в число победителей-"жюристов", - принялась читать все романы студенческого списка, волнуясь, что встречу роман лучше и разочаруюсь в своём выборе.
В "Лонг-лист" студенческого Букера вошли, в свою очередь, 15 романов, о которых было написано наибольшее количество эссе (весь список можно посмотреть на сайте СтудБукера http://studbooker.rsuh.ru/index.html), а уже из них жюри должно было сначала выбрать шесть романов для короткого списка, а потом - одного победителя.

Я читала эти 15 романов полтора месяца, читала и думала, как удивительно, что в них так много общего и на уровне содержания, и на уровне формы. Если очень грубо обобщить: в романах этого года оказалось очень много невыдуманного, достоверного, в них был поиск правды в архивах, работа с этими архивами, внезапные (и не внезапные) открытия, связанные с прошлым семьи, рода, страны. Форма произведений тоже работала на эту историческую тему: меня поразило то, что в большей части романов я встретила один и тот же приём - приём многократного описания одного и того же события разными героями.

Уже обсуждая это с другими членами студенческого жюри, я поняла, что это не только мне показалось, действительно, романы этого года оказались удивительно архивными, историчными. Литература не может не обращаться к тому, что причиняет боль. Возможно, мы просто наконец-то подбираемся к непроработанной, неотрефлектированной (следовательно - болезненной) зоне. Эта зона - наше прошлое, о котором мы мало знаем, прошлое страшное, трагическое, мешающее будущему. Единственный способ с ним взаимодействовать - говорить о нём, искать правду, силами искусства, конечно.

Студенческое жюри должно было написать манифест, в котором объяснило свой выбор (Манифест тоже можно почитать на сайте СтудБукера), что оказалось тоже трудной задачей, поскольку трудно сразу и относиться к текстам критически - оценивая их художественные достоинства и недостатки, и  рассматривать их как явления почти стихийные -  возникающие как потребность общества в правде, в поиске своего места в истории.

К сожалению, я заболела перед самым Букеровским обедом и не смогла на него пойти. Мои замечательные "со-жюристы" (простите за корявый окказионализм), взяли для меня автографы писателей, присутствовавших на церемонии вручения.
Это был замечательный опыт для меня - теперь я точно знаю, что в современной русской литературе происходит то, что удивляет. Спасибо этому прекрасному конкурсу и всем-всем.

Египет

P. S.
Букера получил Шаров. 
Friday, October 10th, 2014
2:43 pm
Первая прогулка Родиона
Это фотографии Димы Пряхина, на них - первая прогулка Родиона из роддома домой.
Дима не стал их выкладывать, сказав, что они "очень личные". А я думаю, иначе и быть не может.
8H1O3308
8H1O3314
8H1O3340
8H1O3362
8H1O3376
8H1O3385
8H1O3390
8H1O3418
8H1O3426
8H1O3429
8H1O3435
8H1O3455
8H1O3475
8H1O3485
8H1O3526
8H1O3538
8H1O3544
8H1O3548
8H1O3554
8H1O3560
8H1O3568
8H1O3585
8H1O35878H1O3602
8H1O3611
8H1O3615
8H1O3648
8H1O3656
8H1O3678
8H1O3698
8H1O3738
8H1O3751
8H1O3817
8H1O3824
8H1O3836
8H1O3843
8H1O3853
8H1O3872
8H1O3936
8H1O3946
8H1O3962
8H1O3965
8H1O3970
8H1O4002
8H1O4004
8H1O4011
8H1O4021
8H1O4024
8H1O4036
Friday, August 29th, 2014
2:13 pm
Матери и матери
Меня на этой неделе особенно поразили две новости. Вот первая:
1. Движение "Матери против эротики" выступило за закрытие пиццерии в Нижнем Новгороде (Эта пиццерия использовала в рекламе образы девушек в бикини).

Я говорю Максу: "А как же это они стали матерями, если они против эротики?" А он: "Наверное, путём изнасилования". И я представила себе этих матерей и мне стало страшно. Кстати, председатель их движения, Егор Овечко (Не смейтесь! Мамы разные нужны, мамы всякие важны), считает, что виноват в ненормальной эротике гниющий Запад (так мама Егор и сказал).

А вот вторая новость, сегодняшняя:
2. Организация "Солдатские матери Санкт-Петербурга" признаны иностранным агентом (Сразу после того, как они стали публиковать списки раненых и погибших в ходе русско-украинской войны 2014 года).

Вот здесь мне уже совсем не было смешно. Удивительным образом обе эти новости оказались об одном: о том, как некоторые люди отказываются признавать свою ответственность в том, что происходит, а обвиняют в этом некую мифическую злую силу (Запад).

Слушайте, матери, это вы сами вырастили своих детей, это ваше участие (или неучастие) в жизни вашего города и страны привело к такому результату. Не знаю, что там была за возмутительная реклама у пиццерии, но глупо обвинять в ней Запад.

Слушай,  мордорское государство, это твои граждане (а не иностранные агенты) требуют признания смерти солдат, требуют ответить за них. Хватит уже этой государственной инфантильности ("это не мы, это не наши солдаты, это не наши матери").
Friday, August 15th, 2014
2:26 pm
родина начеку
19 - 21 июля в "Лагере беженцев"{родина} проводила двухдневный перформанс "Начеку".
10548212_1495948607309650_5203129042373507800_o

Идея, кажется, была Димы. Он предлагал не спать два-три дня, сидеть буддообразно и достичь просветления. Однако механизм присвоения языка власти (как одна из доминантных стратегий группы {родина} преобразовал идею бодрствования в идею бодрствования как-бы-чего-не-вышло, напряженного бодрствования во имя этакого паучьего внимания к миру (здесь мне вспоминается Глядея из одного из рассказов С. Д. Кржижановского: " Глядея умеет одно: глядеть и учит только одному: глядеть. У людей глазницы не пусты, но глаза в них то пусты, то полны, то видят, то не видят, то рвут лучи, то позволяют им срастаться снова; то опускают веки в сон, то раскрывают их в явь. У Глядеи голые глаза: век нет -- оторваны").

Перформанс проходил на крышах бывших гаражей в пространстве "Лагерь беженцев". Пространство оказалось как нельзя более подходящим: в городе, но не внутри, а над, принципиально нежилое, но удобное для тех, кто бдит.

983740_883822688299108_7159087253735358669_n
(Фотография Александра Белова, куратора "Лагеря беженцев")

Двое суток участники перформанса почти не спали (то есть спали понемногу, по очереди), фиксировали новости из внешнего мира (каждый час созванивались со знакомыми, которые рассказывали им о том, что происходит, расспрашивали приходящих в лагерь, описывали своё состояние). Всё это набиралось на печатной машинке, готовые листы нумеровались и пришпиливались к палатке.


10530926_10204729873230013_2727799177186419149_n
(Фотография Алины Ушаковой)

В первый день акции был сколочен гроб (гроб-закрома, некая овеществлённая суть нутра родины), в котором все с удовольствием спали, фотографировались, говорили друг другу надгробные речи и вообще он всем очень понравился.


IMG_8029
(Фотография Антона Соловейчика)

IMG_8041
(Фотография Антона Соловейчика)

IMG_8047_bw
(Фотография Антона Соловейчика)

Во второй день Макс занимался волосатой фотографией (экспозиция получила название "Тенденции 2014" и была посвящена гламурному озверению).


10352995_1500313030206541_968488015011572981_n
(Фотография Елены Лукьяновой)

Закончила действие распродажа духовного богатства (Макс сказал: "когда долго себе в чём-либо отказываешь, копится духовность, вот мы не спали и у нас накопилась духовность"). Лёня делал матрёшки с кровью и нефтью и продавал их желающим, а деньги в конце сжёг.

10449459_1500312926873218_616414037598022142_n
(Фотография Елены Лукьяновой)

10527550_1500313086873202_5787672783384183530_n
(Фотография Елены Лукьяновой)

В "Новой газете" есть интервью и краткое описание событий, вот, тут можно почитать: http://novayagazeta.spb.ru/articles/8947/


У нас получился метаперформанс, являющийся сразу и действием, и рефлексией, поэтому мне сложно что-то ещё добавить к его описанию. Теперь я буду ждать публикации текста, который набирался на печатной машинке в эти дни, я читала его целиком, кажется, он очень хорош. Он про то, как быть горожанином, читать новости, грустные, абсурдные, страшные (в эти дни почти половина новостей была про сбитый Боинг) и не иметь возможности о них не думать. О людях, которые ищут себя и своё место, но не находят, потому что любое место уже отмечено, оно чьё-то (это твоя родина, что означает: "ты принадлежишь родине, а не она тебе"). О мире войны и гламура. Одним словом, о тринадцати сёстрах-трясовицах, самая опасная из которых - Глядея.
Friday, May 2nd, 2014
2:07 pm
Родина ещё родит
Фотографии с перформанса «Родина ещё родит»

Если уж  заниматься придумыванием новых названий для жанров перформативного искусства, то можно назвать мероприятие «Родина ещё родит» «Медиапоэтическим кулинартом».

10 апреля в баре «Sammer» группа {родина} осмысляла  ценность человеческой жизни в актуальной российской реальности, способом реализации метафоры было прокручивание помидоров через мясорубку со словами «Родина ещё родит!»

Выглядело это так: в центре зала была установлена стремянка с закреплённой на ней мясорубкой, повёрнутой раструбом к зрителям. Под мясорубкой – таз.

Перед началом действия зрителям было предложено заполнить анкеты, в которых им предлагалось кратко написать о себе (имя, возраст, место рождения, род деятельности, увлечения и т. д.)

 Двое ведущих (это были мы) зачитывали текст, представляющий собой нарезку из капитуляционных текстов (о том, почему сейчас невозможно заниматься искусством) и кратких биографий разных людей. Первым блоком шли биографии так называемых «национал-предателей», людей, которые выступили против официального курса государства, зачитывались фразы, за которые они угодили в этот список. Вторым блоком шли истории, описывающие людей, попавших в мясорубку государственной машины, ставших материалом для её деятельности. Например, истории уже умерших депутатов, которые каким-то мистическим образом оказались в списке тех, кто проголосовал, поддерживая какой-нибудь закон.  После этого следовали отдельные истории обычных  людей разных социальных групп, разных политических предпочтений, их статусы из социальных сетей, любимые цитаты;  случайны образом выбранные из анкет зрителей перформанса.

После зачитывания каждой истории следовала демонстрация помидора, выкрашенного белой краской (один помидор – одна личность), а затем, со словами «Родина ещё родит», помидор отправлялся в мясорубку.

Действие сопровождалось барабанным боем, который учащался в соответствии с ритмом чтения.

Визуальной частью перформанса было изготовление Леонидом Цоем портретов присутствующих. Он вырезал из бумаги и раскрашивал фигурки зрителей, после чего эти фигурки были воткнуты в торт и в самом конце сожжены, как именинные свечи, под песню «Happy Birthday, mr. President»  в исполнении Мэрилин Монро.

Это был первый раз, когда на нашем выступлении у неподготовленных зрителей сдали нервы. Сначала вышла группа молодых людей, бурно высказываясь по поводу того, что мы сумасшедшие (конечно, другими словами), на что я сказала им «До свидания! Родина ещё родит!», а потом  вышел ещё один юноша, на прощанье пространно высказавшись о том, что все мы обречены, планета наша умрёт, солнце погаснет, надежды нет.

Это капитуляция мне показалась хорошим знаком, как и фраза, от кого-то из зрителей, который, после очередного уничтожения личности-помидора и фразы «Родина ещё родит!» сказал: «А может, не надо?»
Перед вам фотографии Дмитрия Пряхина, добавьте мысленно к ним красный цвет.

А видео можно посмотреть на нашем канале http://www.youtube.com/channel/UC2N6vzm1Z5ihJrQCr1uPR_w

8H1O71568H1O72108H1O7314
8H1O73048H1O73848H1O7605
8H1O7420
8H1O7559
8H1O7575
8H1O7320
8H1O7334
Monday, April 14th, 2014
1:47 pm
Курсы Дмитрия Пряхина. Отчёт.

12 апреля в Открытых Мастерских состоялось открытие выставки фотокурсов Дмитрия Пряхина. Курсы проходили там же в течение трёх месяцев. Слушателями были как профессиональные фотографы, так и дилетанты (типа меня).

На курсах мы не учились делать красивые кадры или обрабатывать их, это были занятия для тех, кому интересна скорее философия фотографии, хотя это слово, кажется, ни разу не произносилось. Мы делали творческие проекты, а потом их обсуждали, учились не боятся работать с моделью и самим быть ей, смотрели и обсуждали фильмы, фотографии, рисунки самых разных авторов. Основной акцент был сделан не на технике, а на содержании работ.

kpLgMO9kzmo
(Фотографию взяла из группы VK, к сожалению, не знаю, кто автор)

Я была на открытии, рассматривала фотографии и думала о том, что это был, возможно, один из самых необычных для меня проектов (не только потому, что я вообще не фотограф, но и потому, что на этих курсах не было какого-то четкого тематического плана, и именно слушатели, участники эксперимента, в итоге определяли направление работы: часто в процессе обсуждений появлялись темы для дальнейших занятий и работ).

X16D5d2QqnQ
(Леонид Цой с гордостью смотрит на свои и не свои работы)


-Eiwal_eE-I

(Таинственное появление контуров людей и не людей. Кажется, это работа Джонни Кетчупа!)

Вот темы работ курсов:

1. «Моя последняя съемка».

Что бы вы сняли, если бы это была ваша последняя возможность снять что-либо.

2. «Неправильная фотография».

Задача – получить технически «неправильную» фотографию, но интересную с изобразительной точки зрения.

3. «Стихийная фотография».

Цель – сфотографировать человека в стихийном состоянии. Стихия – воздух, вода, земля, или своя собственная стихия, придающая человеку простые и интересные свойства.

4. «Воображаемый фотограф».
Участникам было предложено придумать несуществующего фотографа, его биографию, его отличительную технику и создать серию, ярко выражающую его особенности.

5. «Хвост Времени».
Требовалось при помощи фотографии передать ощущение временного промежутка длиной от нескольких минут до нескольких лет или вечности.

6. «Предел Любви».

Любовь - одно из главных стремлений, желаний. В чем же заключается высшая точка этого стремления? Какова ее цель, предел осуществления?

7. «Я против!».

С помощью фотографии надо было выразить протест против чего-либо.

8. «Мой ответ Александру Кручинину».

Занятие посетил художник А. Кручинин, который рассказал о своем творчестве, показал свои рисунки и фотографии. Слушателям должны были своими фотографиями ответить художнику.

9. «Мой портрет в интерьере».

На занятии рассматривались и обсуждались работы Алексея Сахнова – художника из ПНИ №3.
Заданием было сделать свой портрет, исключая самого себя, фотографируя место, в котором живет фотограф.

Здесь  я помещаю несколько работ из нашего первого домашнего задания («Последняя съёмка»). В нашем случае это была коллективная работа (и коллективная идея): сделать что-то вроде Фаюмских портретов (идея витала в воздухе, потому что на первой лекции Дима Пряхин как раз показывал нам Фаюмские портреты как образцы изображений, на которых люди кажутся живыми). Это изображения, которые в городе Крокодилополе помещали на саркофаги почившим.

max_new_1

daria_new_1



max crocodilopol

daria crocodilopol

maria crocodilopol

Больше о выставке можно узнать здесь. http://vk.com/otchetnyphotoconcert
Она продлится неделю, а потом Дмитрий Пряхин будет набирать новую группу слушателей.

Wednesday, March 19th, 2014
8:31 am
1 сентября 2013 – перформанс «Открытый урок» и день рождения группы {родина}
Оригинал взят у stropov в 1 сентября 2013 – перформанс «Открытый урок» и день рождения группы {родина}

Наш товарищ Леонид Цой пригласил нас поучаствовать в перформансе по случаю начала учебного года. Перформанс проходил в Саммербаре под эгидой таинственной инстанции «шизоид-кабаре «Лемурия»», и должен был иметь форму школьного урока.

Первым отделением мероприятия, действительно, был урок математики в исполнении Дмитрия Михалюка с музыкальным сопровождением Blacksmoker. Публика охотно приняла на себя роль учеников. Люди увлечённо решали задачки, понимая, что многое из школьной программы позабыли. Первая часть развлекла и вместе с тем настроила на какой-то специфически школьный лад. Зрители приняли правила дисциплинарной игры, более того – стали воспроизводить какие-то архетипические школьные ситуации (кто-то то и дело переспрашивал, какое сегодня число, кто-то оказался в роли «отличницы» и т.д.), став, таким образом, участниками действа.

На этой подготовленной почве и началось второе отделение – урок русского языка, а заодно и патриотического воспитания. Мелом на доске было выведено «Первое сентября. Классная работа», на столе стоял букет гладиолусов. Как водится в современных российских школах, на доске также висел портрет диктатора. Только президент родины стал президентом пустоты – вместо его лица был чёрный квадрат Малевича (о котором гопник Путин имел неосторожность сморозить, что картина эта, «как известно», посвящена Ленину).

На уроке русского языка, а заодно и патриотического воспитания, был диктант на тему «Родина». Для диктанта мы подготовили нарочито банальный текст, этакую совокупность общих мест о «золотых полях пшеницы», «вековых дубравах» и т.п. Этот текст, как водится в школах, сначала зачитывался весь целиком, а затем отдельными предложениями под запись:

Родина – это не просто место, где человек родился, не просто город или село, улица или дом. Это ещё и люди, которые помогли человеку появиться на свет, стать взрослым: его родители, друзья, учителя, весь народ со своими традициями и многовековой историей. У каждого из нас может быть своё представление о Родине. Кто-то, думая о Родине, представляет себе белую берёзку, кто-то – яркий праздник в деревне, радостный хоровод, кто-то представляет себе величественные стены Московского Кремля. Родина может казаться разной, но она едина для нас всех. Мы – её дети, и должны любить её. Как дерево не может стоять без корней, так и человек не может жить без Родины. Родина любит бескорыстно, щедро одаривает своих детей, ничего не прося взамен. Золотые поля пшеницы, утро в сосновом бору, заливные луга и вековые дубравы, задорный смех нашего счастливого детства, первый школьный звонок, первая любовь, первые заработанные деньги – всё это дары Родины. Но истинное счастье не только в том, чтобы получать, но и в том, чтобы отдавать, не в том, чтобы гордиться Родиной, а в том, чтобы Родина гордилась тобой.

В роли учительницы со знанием дела выступила Дарья Апахончич. Я сопровождал действо синтезаторными шумами, а также был вторым голосом. Этот второй «потусторонний» голос то ли комментировал происходящее, то ли транслировал предполагающееся между строк диктанта внушение, вступая в паузах между зачитываемыми предложениями. С первоначальным банальным текстом диктанта, таким образом, начал взаимодействовать какой-то другой текст. Этот текст №2 являл собой дополнение и изнанку первого, в нём проговаривалось то, что в первом подразумевалось.

Публика, включившаяся в школьную игру, поначалу добросовестно писала диктант, однако его связность постоянно перебивалась вторым голосом. Более того – сам текст №1 начинал взаимодействовать с текстом №2, как и соответствующие текстам голоса. В какой-то момент оба голоса переключились на текст №2 (кажется, это произошло, когда они стали по очереди перечислять разные нелепые топонимы, входящие вкупе со всем остальным в наше патриотическое достояние, но при этом обозначающие такие населённые пункты, в которых рядовой патриот вряд ли когда-либо побывает). И действо целиком, вкупе с «учительницей» и «учениками», окончательно и бесповоротно переместилось в бредовое русло.

Образующий это русло текст №2 гипертрофировал и доводил до абсурда патриотизм, понятие «родины» и всё что с этим связано. В то же время этот другой текст был довольно двусмысленным, оставаясь по-своему, каким-то глубинным образом «патриотичным». Тут тоже были разные преувеличенные общие места, переиначенные библейские цитаты и т.п. – можно даже сказать, те же самые штампы, что и в первом тексте, только спущенные с цепей. Если в первом тексте все эти родные общие места функционировали в конвенциональном и ни к чему особо не обязывающем парадно-идеологическом режиме, то поэтический текст №2 возвращал их в исконную мифическую стихию. Гиперболизируя родное единое, этот текст делал явным то обстоятельство, что в основе нашего представления о «родине» уже лежит гипербола огромной матери с невнятным лицом, а то и вовсе безликой или даже совсем безголовой – старый добрый архаический архехтон, всепорождающий и всепожирающий.

В другом тексте можно было с некоторой долей условности выделить 2 линии – «биологическую» (и онтологическую в том числе – именно тут, в основном, и имела место абсурдистская гипертрофия патриотического единого) и «этическую» (а здесь как раз всё становилось очень двусмысленным). Поначалу эти линии были распределены: «учительница» переключилась на этическую часть, а «потусторонний голос» взял на себя часть биологическую. Но затем всё смешалось.

[ТЕКСТ №2]

[родина]


ты должен любить свою родину

родина родила тебя
поэтому ты должен любить свою родину

родина родила твою маму, твоего отца
твоих братьев и сестёр
поэтому ты должен любить свою родину

родина родила твоих друзей и твоих покровителей
поэтому ты должен любить свою родину

родина родила твоего работодателя
поэтому ты должен любить свою родину

родина родила всех кого ты ешь и кого ты любишь
и сейчас продолжает рожать
тебя

родина рожает тебя
и ещё будет рожать
поэтому ты должен любить и беречь свою родину

родина дала тебе зубы, колени, локти
руки, затылок, щёки
бёдра, ключицы, рёбра

родина дала тебе челюсти чтобы жевать
уши чтобы слышать
ноздри чтобы обонять
ноги чтобы ходить

ходить по родине
туда-сюда
уходить, приходить и идти к родине

пальцы чтобы прикасаться к родине
к родимым местам

гладки мягки сыры
родимые места

===

родина сыра
родина сарай
родина рай

край
рай
сарай

край земля родина
край земли родина

===

твоя родина самая большая
ты никогда не сможешь увидеть её всю

и даже не запомнишь все те города
в которых ни разу не побываешь

Вельск, Вожега, Луза
Сокол, Кадуй, Плесо
Талица, Вытегра, Чагода
Усмань, Эртиль, Синие Липяги
Первое Садовое
Нижний Мамон
Ново-Меловатка
Красный Лиман
и Левая Россошь

твоей жизни не хватит на это

твоя родина больше, чем ты можешь себе представить
родина больше, чем ты можешь вообразить

[её масштабы несопоставимы с (отдельной) жизнью]

родина больше
родина всегда
родина навсегда

===

у каждой твари есть родина
и даже у листа, оторвавшегося от дерева

у каждого зверя
у каждого насекомого есть отчизна

у выхухоли есть родина
у долгоносика есть родина

у угря и у выдры
у лося и у гидры

и у ленточного, и у дождевого
и у многощетинкового червя
есть благословляющее их лоно

и у мух, и у полуобезьян
и у жука-дровосека
есть куда голову приклонить
есть отчий дом
и гостеприимное материнское чрево

прямое можно сделать кривым
кривое – прямым
но однажды рождённое нельзя сделать опять нерождённым

у каждой вещи есть традиция
есть происхождение и исток

есть родина
и она зовёт
она склоняет
приклониться

приклонить
цвести
приносить плод

===

родина завязывает и распускает
родина прибавляет и вычитает

родина родна
родина одна
родина едина

родина слонов и морских ежей
родина гениев и стафилококков

родина иксодового клеща
родина святых и голожаберных моллюсков

родина подвижников и червецов
родина власоглавов и кинокефалов

родина родна
родина одна
родина едина

родина одна
до дна
сыра едина

=====

почитай отца своего, и мать, и родину свою
и продлятся дни твои на земле

да не будет у тебя другой родины
перед лицом этой

возлюби родину свою
всей душою своей
всем сердцем
и всем разумением

возлюби свою родину как самого себя

ибо родина любит тебя
всегда
но она плачет
когда ты любишь её не так
как она тебя

родина долготерпит
родина милосердствует

родина не радуется неправде
а сорадуется истине

родина всё покрывает

и пророчества прекратятся
и языки умолкнут
и знание упразднится
но родина пребудет

родина всё простит
но если ты ей изменишь
ты будешь вечно сожалеть об этом

===

твоя родина самая твоя
и она родила тебя так
как ни одна другая
родить не может

она недоедала, недопивала и недоговаривала
чтобы ты мог доесть, допить и договорить

родина не доделывала, не додумывала и не дожёвывала
чтобы ты мог дожевать, додумать, доделать

===

а что сделал ты
для родины?
что сделал ты для того, чтобы родина тебя родила?

верен ли ты ей?
верен ли ей всегда?

===

как родимое пятно
или как родовая травма
родина
родинка
тебе не нравится
говоришь
вот если бы меньше
или ниже
но велика
высока
травма

верен ли ты ей?
верен ли ей всегда?

===

почему у родины преимущественно сын, а не дочь?
– даже если она отчизна

есть ли у родины свой исток?
с чего начинается родина?
есть ли у родины родина?

а может, она начинается
а может, не начинается

по отчизне скоро тризна
ты идёшь?

====

родина пустота
родина без отца
патриот пустоты

верен ли ты ей?
верен ли ей всегда?

причинное место родины
ровно пусто гладко
просторно

пустоту не кину
пустоту не скинуть
дайте пустоту мою

===

[вы думаете, это здесь и сейчас
я вам диктую?
нет, это родина всегда
говорит с вами]


Наше действо касалось дисциплинарной инстанции школы, а также питающего эту инстанцию «языка власти» (последнее, впрочем, вообще основной материал работы группы {родина}). Сама ситуация диктанта – ситуация узурпированного права говорить, информировать в одностороннем порядке – рифмовалась с фигурой диктатора, смотрящего на всех с доски своим пустым лицом. Однако в какой-то момент обращённый к публике провокативный вопрос «а что ты сделал для родины?» по ходу перформанса обнажил ещё более глубинную ситуацию, на которую опирается возможность языкового и политического диктата. Это ситуация тотальной обязанности, невнятного, но абсолютного одностороннего требования, исходящего от разных инстанций, перед которыми мы якобы самим фактом своего существования оказываемся в положении должников и заложников. Более того, в таком положении какое-либо ответное действие с нашей стороны оказывается несостоятельным. Слова о том, что «родина» может кем-то «гордиться», оказываются не более чем риторическим приёмом: становится ясно, что в таком положении что-либо действительно сделать для «родины» просто нельзя. Возможность ответного действия (ответа на «щедрое, бескорыстное одаривание» со стороны «родины») попросту отменила бы эту ситуацию в целом.

И этот долг, в который все мы погружены – перед «родиной», например – долг неопределённый и неоплатный, сообщает нам постоянное беспокойство по поводу нашего начала. Мы долго пытались стать сами по себе, «героически» сопротивляясь «хтоническому» – родному безголовому единому, – мы долго вытесняли как травму свой исток. Язык же власти своей патриотической риторикой пытается вернуть нас обратно. Узурпируя нашу неопределённую мать, власть задевает наши патриотические чувства. Подобным же образом задели эти чувства своим перформансом и мы. В конце концов публика оказалась погружена в обнажённую ситуацию невозможности что-то сделать, в инфантильную ситуацию архехтонического мифа, предполагающего лишь заныривание обратно в землю.

Этот перформанс и стал рождением группы {родина}, назвавшейся так тавтологически, вслед за темой диктанта, и заключённой в фигурные скобки своим сыном-основателем.

Видеодокументация перформанса:


Видеосъёмка: Антон Карманов
Фотографии: Леонид Цой

О перформансе «Открытый урок» см. также здесь:
мероприятие вконтакте: vk.com/otkrytyurok
apakhonchich.livejournal.com
o-altitudo.livejournal.com
l-czoy.livejournal.com

{родина} вконтакте: vk.com/rodina_group
{родина} на youtube
{родина} на facebook

vovne

Friday, March 7th, 2014
10:43 pm
Первая всероссийская вольная научно-практическая конференция «Наука умеет много гитик»
25 января в Санкт-Петербурге проходила конференция «Наука умеет много гитик». В основе мероприятия лежала идея о научной свободе, науке вне институций, такой науке, которая сохраняет «незасоренный и в каком-то смысле даже наивный взгляд на вещи».

Придумали эту конференцию мы после мероприятия «Будь в форме» группы {Родина} (вот здесь о нём http://apakhonchich.livejournal.com/2013/09/27/), тогда, в сентябре, мы сидели и шутили над тем, что часто художественное высказывание (каким был текст Макса Евстропова, сопровождавший фэшн-шоу) невозможно отделить от научного, и деление это часто оказывается условным. Тогда же мы обнаружили, что среди присутствующих практически все (так или иначе) занимаются наукой (в основном гуманитарной), и здорово было бы сделать научную конференцию «в рюмочной».

Идея какое-то время лежала нетронутой, а в начале декабря Макс придумал название, я сделала анонс и мы все стали ждать заявок.

Обязательным условием участия в конференции была перформативная составляющая: участники должны были сопровождать свой доклад каким-либо художественным действием (из области визуальных, музыкальных, драматических и прочих видов искусств). Конференция проходила в двух пространствах: в первой половине дня в «Открытых мастерских» при Лиговской библиотеке, а во второй половине дня – в Summer-баре.

Перед конференцией я попросила всех участников прислать фотографию и краткую информацию о себе (регалии и сферу научных интересов), эти маленькие тексты тоже можно воспринимать как художественные произведения, в которых реальные личности предстают как вымышленные персонажи (эти «визитные карточки» вы можете найти на стене группы конференции VK http://vk.com/gitiki2014).

Далее я помещаю фотографии этого дня, сопровождая их комментариями.



Объявляем начало конференции в "Открытых мастерских".

8H1O8401

А тем временем Леонид Цой готовит перформативную часть к докладу Дмитрия Пряхина, который назывался: «Восточные игральные карты Хватху. Поэтический конструктор и битва цветов»

8H1O8418

Дима Пряхин (его нет на фотографиях, потому что он фотографирует) рассказывал о замечательных восточных картах Като (или Хватху), распространённых в Корее и Японии, пока он рассказывал, Булат играл на японской бамбуковой флейте, а Леонид рисовал при помощи окрашенной гуашью лапши "Доширак" и примотанных к рукам кисточек и китайских палочек.

8H1O8439

Политический дискурс вторгается в дискурс географический.

А затем выступала Мария, у неё был доклад "Актуальные проблемы наименования собак (на примере авторской коллекции)"

8H1O8493

Доклад сопровождали слайды и презентация коллекции.

8H1O8561

Доклад вышел эмоциональным и красочным.

8H1O8625

Умилённая публика

8H1O8664

Доклад Дарьи Апахончич "Насекомое: последний герой".

8H1O8685

Здесь я рассказываю о том, как в культуре появляются герои и антигерои-насекомые, и чем это заканчивается.

8H1O8707

Далее идёт доклад Марии Ивасенко «Внимание к глазу как внимание к глазу (Одилон Редон и Гай Мэддин)».

8H1O8714

Доклад  был основан на киноведческом анализе фильма Гая Мэддина «Глаз, как странный воздушный шар, поднимается в вечность». Внезапное появление настоящего шара.

8H1O8741

А это доклад, который в анонсе значился как "Неизвестен. Без названия". Инкогнито раскрыто - с помощью самых современных телекоммуникационных средств выступает Алла Сизова из Улан -Батора. Она рассказывает о современном монгольском искусстве и показывает небольшой фильм собственного производства.



8H1O8748

Зрители задают вопросы.

8H1O8764

Начинается доклад Елены Михайловой «Тайны клонирования (основные вопросы, проблемы и перспективы клонирования. Методика клонирования. Мифы о клонировании)».

8H1O8772

От мифов не осталось камня на камне!

После этих докладов участники отправились в Sammer-бар.

8H1O8798

Первой во втором отделении выступала Ольга Жоголева, у неё был доклад "Легенды и мифы о вакцинации".

8H1O8805

Картонные вирусы уничтожены, мифы - тоже.
8H1O8819
Далее был доклад Леонида Цоя «Современное законотворчество как художественное высказывание». Докладчик начал с того, что попросил всех верующих и неверующих заполнить форму, в которой они заранее обещали не оскорбляться.
8H1O8847
Писсуар также участвовал в реализации метафоры.
8H1O8902

В конце доклада зрители и докладчики выложили фаршем "O magma Tiamat esto feminista, devora Putin"

Сам доклад и пост, в котором Леонид Цой рассказывает о своём высказывании. http://o-altitudo.livejournal.com/14437.html

Завершали вечер два доклада: «Эротический мотив в голландской маньеристической гравюре конца 16-начала 17 века: вопросы рецепции» Степана Качалина и "Основные фигуры бытия». Мастер-класс по их изготовлению" Макса Евстропова. К сожалению, фотографий Дмитрия Пряхина (который делал все предыдущие фотографии) к последним докладам нет, поэтому публикую те, что выкладывали замечательные зрители мероприятия.
d1ywX26sO-E
Степан Качалин рассказывает крайне заинтересованной публике о эротическом мотиве.
p9w1FeC6Pro
Максим Евстропов проводит мастер-класс по изготовлению основных фигур бытия. Здесь мы лепим мягкое круглое тело.

Больше фотографий можно посмотреть в альбоме встречи VK http://vk.com/gitiki2014

Спасибо, что были с нами, не забывайте, что наука умеет много гитик!
Monday, March 3rd, 2014
1:56 am
Прощёное воскресенье

Сколько всего произошло за последнее время! Сажали, выпускали, проводили пикеты, устраивали голодовки, народные сходы за царя, против царя, согласованные и несогласованные, одиночные, массовые, митинги против войны, за войну, за святую Русь, за гомофобию, против гомофобии, за честные выборы, против честных выборов, стояния за узников, крестные ходы против геев, где поливали этих самых геев и святой водой, и дерьмом; протестные гуляния с шариками, ленточками, бумажками, зонтиками, протестные песни, танцы, пробежки, молчание, побоища, избиения, разгон, винтилово - вот как много всего! Выражались разнообразно: иногда красиво, иногда нет.

Сегодня смотрю, меня из друзей мой знакомый старовер удалил за поддержку несчастного украинского народа, другие православные страшные вещи в комментариях пишут: мол, читай Библию, женщина, безбожница, выскочка! И тычут, тычут этой Библией в лицо.

А я и соглашусь: надо Библию читать, а вот цитировать я теперь в публичном пространстве не буду, только дома или с друзьями, если попросят.

Потому что страшно это получается, Библия – самое радикальное высказывание о добре, о прощении, смирении, любви, а берутся за неё, чтобы ударить ближнего по физиономии: получи, мол, нехристь!

Парадоксальным образом сегодняшний языческий праздник оказался более гуманным (можно сказать, в христианском духе) чем последние высказывания многих мне знакомых православных людей. Здорово же, Прощёное воскресенье, все друг у друга прощения просят!

Зачем я это пишу? Сегодня (вчера, последнюю неделю, месяц, год) я наблюдаю, как всё агрессивней становится риторика людей по разным поводам (Майдан, Россия, президент, Крым, Православие, Пушкин и т. д.), и, возможно, сама тоже высказываюсь резче, чем нужно было бы (Кстати, вот и повод попросить прощения. Простите, если обидела!) Но, дорогие друзья, разве это повод друг друга ненавидеть? Разве есть вообще хоть какое-нибудь оправдание ненависти, насилию, убийству? Разве мы сами себя простим, если сейчас, поливая друг друга святой водой и нечистотами, устроим себе и своим детям полезную святую братоубийственную войну?

Дорогие друзья, мне очень жаль, что мы не всегда понимаем друг друга, что у нас нет общего языка, чтобы договариваться, но скажу сегодня (в первую очередь, конечно, самой себе): давайте, прежде чем занести руку с оружием, Библией (или вообще чем угодно) в сторону ближнего своего, подумаем, а ради любви мы это делаем или нет?

П. С.

Ну, и нет войне.

Tuesday, February 11th, 2014
12:56 am
День смерти Пушкина. Сказка о Священнослужителе, Купце и Поэте.

Моя дочь ходит в третий класс, в конце прошлой недели она пришла из школы и сказала, что в понедельник все идут на день памяти Пушкина и ей нужно нарядное платье, потому что они там будут танцевать менуэт. Да, и мероприятие благотворительное (дочь говорила что-то о сиротах), что означает, что нужно принести 200 рублей. Я приготовила 200 рублей и платье, но сама была озадачена: кто же это придумал танцевать по поводу смерти Пушкина? Неужели нельзя было в другой день танцевать?

10 февраля, после работы, я пришла на этот концерт только к середине (всё это происходило в концертном зале Гостиного двора), там дети читали стихи (мне это очень понравилось), а взрослые (какой-то хор) пели (мне это тоже понравилось), потом был менуэт (который мне, конечно, тоже понравился, но девочкам в нарядных платьях явно было очень холодно, и смотреть на них и наслаждаться зрелищем я не могла). Завершал программу православный священник, который говорил о том, как прекрасно, что этот вечер проходит в Гостином дворе, что символизирует то, как связана коммерция, искусство и, кажется, религия. А потом он говорил о том, как здорово, что теперь в Гостином дворе заработает церковь Серафима Вырицкого, который, разумеется, прекрасно сочетал коммерцию, искусство и всё остальное тоже. Вот тут я поняла, что ничего не поняла. И, пока дети одевались, спросил организатора: причём тут священник и Серафим Вырицкий? Оказалось, что концерт был посвящён восстановлению храма в здании Гостиного двора.

Мы пошли домой с Машей, а меня не покидало ощущение, что меня обманули. Я очень уважительно отношусь к Серафиму Вырицкому. Я очень люблю Пушкина. Я очень люблю детей. Но я думаю, что Александр Сергеевич совсем бы не обрадовался, если бы узнал, что его смерть стала поводом для сбора денег на восстановление православной церкви (Мы же знаем, как Пушкин относился к религии? Мы же помним сказку о «О Священнослужителе и работнике его Балде?»)

Я очень расстроилась сегодня от того, что педагоги, проводившие это мероприятие, не засомневались, что это вообще уместно. Мне крайне неприятно, что детей и их родителей на посчитали нужным проинформировать, на что пойдут собранные деньги. Это важно! Благотворительность должна быть адресной! Дети должны знать, для чего они танцуют.

Я не против храма в Гостином дворе, я не против благотворительности, творчества, религии, коммерции, искусства. Я против бездумности и безвольности. И я не понимаю, при чём здесь Пушкин.

[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com